История российского пивоварения
9 Февраля 2015

Так называемое европиво – пиво, сваренное по европейскому стандарту, – в России, как нетрудно догадаться, появилось при Петре I. Когда царь-реформатор прорубил окно в Европу, оттуда повеяло сладковатым запахом солода и горьковатым ароматом хмеля.

И на флот, и в госпитали

Заложив Санкт-Петербург, Петр издал указ: «Сделать пивоварню на Выборгской стороне каменную для варения пив на флот, а также погребов деревянных на шесть тысяч бочек». Интересно, что пиво поставлялось не только на флот, но и в госпитали. Первый российский император был убежден в целебных свойствах янтарного напитка.


Конечно, пиво на Руси варили и раньше. Впервые оно упоминается еще в новгородских берестяных грамотах. В допетровскую эпоху в России существовали свои, особые рецепты напитка, который чужеземцы находили вкусным, но мутным.


Промышленное пивоварение в России началось в золотой век Екатерины II. Основателем предприятия, которое ныне известно как пивоваренный завод имени Степана Разина, считается тогдашний главный пекарь при Императорском дворе Абрахам Фридрих Крон.


Крон родился на острове Рюген в Балтийском море, а в возрасте 19 лет, получив образование пекаря, приехал в Петербург к своему дяде, который служил капельмейстером в Императорском оркестре. Здесь по протекции родственника Абрахам и начал делать карьеру: поступил в ученики пекаря, а через четыре года занял его место.


Вскоре успехи расторопного и исполнительного пекаря были замечены, и указом Её Величества он получил участок для строительства пивоваренного завода в районе Александро-Невской Лавры, а также 30 тыс. рублей на реализацию этого амбициозного проекта. С 1818 года Абрахам Крон становится официальным поставщиком пива при императорском дворе.

В допетровскую эпоху в России существовали свои, особые рецепты напитка, который чужеземцы находили вкусным, но мутным

«Не одним же немцам пить хорошее пиво…»

Пиво варили в том числе на «английский манер» – с дрожжами верхового брожения. Такой способ применялся при производстве традиционных сортов пива – эля. Но с середины 40-х гг. XIX века особой популярностью стало пользоваться баварское пиво. Вот что писала газета «Северная пчела» 2 мая 1839 года: «…Многие знатные особы, сопровождавшие Её Величество государыню императрицу за границу, изъявили желание, чтоб в здешней столице было варимо пиво, известное в Германии под именем Баварского, которое при легкости своей славится целительными качествами. Желание это исполнил ныне мануфактур-советникАлександр Ноевич Казалет и тем оказал большую услугу народонаселению столицы, потому что хорошее качество съестных припасов и напитков всегда благодетельно для города… Не одним же немцам пить хорошее пиво – вот оно и у нас!».


В 1861 году завод «Казалет, Крон и Ко» был упразднен – вместо него на тех же мощностях было запущено производство Калинкинского пиво-медоваренного товарищества с уставным капиталом в 2 млн рублей. Уже к 1914 году он произвел 5,5 млн ведер пива, став крупнейшим поставщиком пенного в стране.


После революции принимается «Постановление о производстве пива для населения», а специально учрежденное Петроградское единое потребительское общество (ПЕПО) берет бывший Калинкинский пивзавод в аренду. Именно он получает новое, известное и по сей день имя вольного донского казака Степана Разина.

Любимое дело Вейнера

Пивоварение по евростандартам развивалось не только в Петербурге. В Астрахани традиции европейских пивоваров стали приживаться вслед за переселявшимися сюда немцами. Основателем пивоварения в Астрахани считается аптекарь Геллерт, устроивший небольшой завод в собственном доме. В 1850 предприятие переехало на берег реки Царев, а после смерти Геллерта дело перешло в руки его земляка Вейнера.

Семейство Вейнеров обосновалось в Астрахани еще в 1861 году. Сам Вейнер окончил юридический факультет Петербургского государственного университета, но вскоре уехал за границу для изучения пивоваренного дела. Вернувшись в Россию, предприниматель решил посвятить себя любимому делу. Пенное от Вейнера продавалось от Уфы, Самары и Царицына до Баку и Ленкорани, в Петровске (Махачкале), Грозном, Владикавказе, Ашхабаде, вплоть до границ с Китаем и Персией.


Однако после 1917-го производство было уничтожено, а уже в 1925-ом «Общее собрание рабочих и служащих завода с участием заводоуправления и местной ячейки РКП(б)» постановило именовать полуразрушенный завод Вейнеров государственным пивоваренным заводом «Победа». Сегодня предприятие известно как пивобезалкогольный комбинат «Астраханский», который выпускает разнообразные сорта пива, в том числе «Вейнер».

Поставщик императорского двора

Еще одна важная точка на карте пивоваренной истории России – кировский завод «Вятич». Своим рождением он обязан тому обстоятельству, что весной 1903 года в Вятку прибыл известный немецкий пивовар-технолог Карл-Август Отто Шнейдер, держатель марки «Пиво Баварское».

Шнейдер зарегистрировал у нотариуса Витта «Товарищество Вятского пивоваренного завода К.О. Шнейдер и Г.Н. Шмелева», таким образом поучив право на продажу пивных и медоваренных напитков на территории Российской империи и герцогства Саксен-Мейнингенского.

Коммерсант был прозорлив и предприимчив. Чтобы подорвать позиции конкурентов, он построил бутылочный завод. Бутылки отливались с названием фирмы и именем производителя – сдать их другим пивоварам было попросту невозможно. Так к 1912 году Шнейдер стал «поставщиком Дворов Его Императорского Величества Императора Всероссийского и Его Высочества Герцога Саксен-Мейнингенского».

География его бизнеса была широка: Нижний Новгород, Москва, Санкт-Петербург, Мейнинген и Берлин пили пиво Шнейдера, а дрожжи завозились в Царство Польское, Германию, Данию и даже Францию. Цена бутылки пива в России при этом составляла от 4 до 8,5 копеек.

Ценное открытие

Легендарный основатель Ставропольского пивного завода Антон Груби родился не в России, а в Богемии, на территории современной Чехии. Однако судьба свела его с дочерью российского поданного Юлией Щегловой, и в 25лет он принимает решение о переезде в Россию вместе со всей семьей. Уже в 1888 году Груби уведомляет письмом Акцизное управление о том, что приступил к постройке нового пиво- и медоваренного завода, а в 1889-ом запускает производственные мощности.

Удивительнейшее событие происходит здесь спустя десять лет: при бурении скважины «с целью отыска артезианской воды» на глубине 634 фута начинает выделяться газ, который горит, если его зажечь, и получается «столб огня высоты до 4–5 аршин». Проведенный в лаборатории анализ показал, что «газ этот представляет почти чистый метан или болотный газ с ничтожными следами аммиака и сероводорода». 
Так Антон Груби – к тому времени уже Антон Осипович – заодно с пивоварением открыл первое месторождение природного газа на Ставрополье. Найденный газ был использован как топливо для завода: труба из скважины была подведена к топкам заводских паровых котлов, к котлу центрального водяного отопления, а заодно и к кухонным плитам в доме Груби.

Рассказанные истории не поставят точку в извечном споре западников и славянофилов. Но очевидно, что в аспекте пивоварения Россия была и остается частью Европы, а заложенные еще в XVIII–XIX веках традиции, гарантирующие натуральность и высокое качество напитка, соблюдаются здесь и по сей день.


Новейшая история российского пивоварения также отмечена тесным сотрудничеством отечественных производителей с лучшими европейскими компаниями, которые продолжают привносить на наш рынок лучшие практики и делиться опытом в приготовлении пенного напитка.

Вейнер1.jpg

Вейнер2.jpg

Вятич.jpg

Груби.jpg

Завод.jpg

Шнейдер.jpg

HoReCa Magazin

Возврат к списку